Потусторонний мир
C.a.s.s.i.o.p.e.i
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Потусторонний мир > He's My Fly Boy  19 июня 2012 г. 11:45:30


He's My Fly Boy

Najomi 19 июня 2012 г. 11:45:30
Название: He's My Fly Boy
Автор: be-ddelusionall
Переводчик: Lina k
Разрешение на перевод: получено
Бета: Нужна! Ищу!!
Пейринг: Джеджун/Чанмин
Рейтинг: NC-17
Жанр: AU
Слов: 9 138
Описание: Джеджун - придурок. Но он и его корабль находятся под моей ответственностью. Но он придурок. Он всегда получает то, что хочет, и неизвестно, с чего вдруг, но он захотел меня. Вопрос в том, хочу ли его я?
От переводчика: Этот перевод - подарок на уже прошедший День Рождения bublik sp. Получатель подарка пожелал видеть это на студии, а пожелания именинников следует выполнять.=)


От меня: Математика у нас с Женей не проходила зря хДДДДДДДДДДДДДДДДД

Категории: DBSK, JYJ, Changmin, ДжеМин, Фанфики, Jaejoong
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
Джеджун контактировал Юнхо! 15 января 2011 г. Shinwoo. в сообществе AsianFanatics
Немного о Ким ДжеДжуне) 23 декабря 2011 г. YuliannaMars
1210 9 января 2014 г. MinMin
Najomi 19 июня 2012 г. 11:46:39 постоянная ссылка ]
Часть 1.
Джеджун прямо-таки излучал уверенность в себе. Все восхищались им, любили его и поклонялись ему, словно он был божеством. И я не мог их за это осуждать – Джеджун был одним из лучших пилотов, когда-либо состоявших на службе в Альянсе. Благодаря своей отваге, самообладанию и остроумию он выиграл больше битв, чем любой другой пилот.

Помимо этого он же привёл на базу немалое количество разбитых истребителей, которые стоили Альянсу миллионы. Истребителей, ремонтировать которые должен был я.

Даже внешне Джеджун просто великолепен: белоснежные волосы плюс прекрасное накачанное тело. Прямо сейчас мерзавец как раз расстёгивал форменный комбинезон, обнажая рельефы мускулистой груди и подтянутый пресс.

- Техно-бой!

Сжав зубы, я обернулся:

- Да, истребитель Джеджун?

Он усмехнулся в ответ на мой тон. Вообще-то мы никогда особо не ладили. Я – инженер с двумя высшими образованиями, и могу собрать для него чёртов истребитель из одних только запчастей, если приспичит, но это совершенно не мешало ему относиться ко мне, как к прислуге. Увы, он выше меня по рангу, и мне ничего не остается, как терпеть.

- «Скользящий» кренит влево. Посмотри, может, сообразишь, в чём там дело до завтрашнего вылета.

Хотел бы я, чтобы он свалил уже сегодня ночью.

- Да, сэр, - ответил я его спине, ибо он не потрудился остановиться, чтобы поговорить со мной. Какая-то представительница космических шалав тут же повисла на нём, глупо улыбаясь. Он повернулся и улыбнулся ей в ответ, но потом, почувствовав, что я на него смотрю, поднял голову и перехватил мой взгляд. И опять усмехнулся, раньше, чем я успел отвернуться.

Как бы я его ни ненавидел, у меня всегда была хорошая репутация. Именно поэтому, когда на следующее утро он вошёл в ангар, застёгиваясь на ходу, чтобы прикрыть царапины и укусы на груди, его "Скользящий" был в превосходном рабочем состоянии.

Я прятался. Точнее, скрывался от Джеджуна. Чем меньше мы будем пересекаться, тем лучше. Я сглупил лишь дважды. В первый раз, - это было ещё в первую рабочую неделю, - я наорал на него, и на пару секунд оказался прижатым к обшивке корабля. Пятью годами позже, - вы, наверное, думаете, что за это время мы должны были повзрослеть или вроде того, - мы по-прежнему друг друга не переваривали. Я понял, что проще всего будет не попадаться лишний раз ему на глаза и просто делать то, что он говорит.

- А где Техно-бой?

Я прошмыгнул за корабль и направился к двери.

- Я не… ах, вот же он! Чанмин!

Я вздрогнул и проклял свой высокий рост. Это постоянно меня выдает! Ей-богу, в следующий раз я буду выбираться отсюда ползком. Я повернулся и наткнулся на его взгляд. Он казался недовольным, и меня разобрало любопытство: что же я такого натворил, что в очередной раз вызвало его недовольство? Замок его куртки был застёгнут только наполовину, и любой желающий мог лицезреть темно-фиолетовую отметину прямо над ключицей. Я облизнул пересохшие в миг губы, на что он самодовольно улыбнулся. Осознав, как это смотрелось со стороны, я нахмурился и скрестил руки на груди. Он совершенно меня не привлекает. Разве что его тело, но он сам – настоящий мерзавец, а я не сплю с такими парнями, какими бы красавчиками они не были.

- Так в чём была неисправность? – спросил он, приближаясь ко мне. Практически вторгаясь в моё личное пространство.

Я пожал плечами:

- Одна из турбин отключилась, - пришлось заменить её и поменять смазку. Остальные я тоже проверил, - их хватит ещё на восемь-девять рейсов, но я присмотрю за ними. Кроме того, нужно поставить новые ускорители, но я не смог заменить их этой ночью. Я отправил заказ, так что, когда их доставят, тебе придется провести пару дней на земле, чтобы я мог их установить. Это удвоит скорость и мощность корабля.

Джеджун мне улыбнулся. По-настоящему улыбнулся, и у меня перехватило дыхание, потому что до этого он никогда мне не улыбался.

- А всё-таки инженерное образование не пропало даром, да?

Ну, конечно, Джеджун без насмешек – не Джеджун.

- Это спасает твою жизнь в воздухе. Чем ещё могу быть полезен?

- Больше ничем. Вчера ночью меня отлично обслужили.

Нет, я не покраснел.

- Спасибо, Техно-бой, - нахал приподнял мою голову за подбородок, словно я был пятилетним ребёнком. Я отпрянул от него, и он рассмеялся, разворачиваясь и направляясь к кораблю.

Фыркнув ему с след, я пошёл в свою комнату. Сразу заснуть не удалось, я полночи провалялся в кровати, ворочаясь с боку на бок и проклиная его, на чём свет стоит. Когда я очнулся от беспокойного сна, картины, где мои пальцы перебирали его волосы, а его влажные губы целовали мои ключицы, еще долгое время стояли перед моим внутренним взором. Моё тяжёлое дыхание разрывало тишину пустой комнаты. Поборов желание подрочить, я поднялся с кровати. Сработал будильник - через пять минут надо быть в ангаре. Я быстро оделся, уже на выходе перехватил каких-то фруктов и попытался забыть о дурацком сне за работой.



Я умудрялся избегать Джеджуна в течение следующих трёх дней, но, когда пришли ускорители, разговор с ним стал необходимостью. В тот момент он был занят тренировкой новобранцев, но кто-то ведь мог передать ему моё сообщение.

Несмотря на это, Джеджун не приземлялся следующие часов восемь, и я уже собирался пойти отдохнуть после изнурительной смены, когда услышал, как он меня зовёт. С досадой вздохнув, я остановился и обернулся. Он бежал ко мне, волосы развевались по ветру. Снова улыбка. Я постарался принять независимый и невозмутимый вид.

- Рад, что успел застать тебя, - сказал он. – Сколько времени понадобится, чтобы установить ускорители?

- Как я уже говорил, процесс займёт несколько дней. Минимум три. Мне придётся почти полностью разобрать двигатель.

- Я улетаю из галактики на задание через четыре, - кивнул Джеджун.

- К тому моменту всё будет готово. Даже с расчетом на то, что тебе, возможно, будет необходимо провести пару тестовых полётов перед отправлением.

- Ну, разумеется. Вдруг ты не затянешь как следует какой-нибудь винтик, и корабль развалится подо мной прямо в глубоком космосе?

Я хмыкнул в ответ, и собрался уже обойти его, но он поднял руку и упёрся ею в стену, перегораживая мне дорогу:

- Куда это ты отправился?

- Эээ… разбираться с твоим кораблём.

- Нет. Хённи сказал, что ты отработал около пятнадцати часов без перерыва. Тебе нужен отдых.

- Если через четыре дня ты хочешь увидеть свой корабль с новыми ускорителями, я не могу позволить себе отдых.

- Ты должен поспать.

- А ты должен позволить мне делать мою работу!

Вторая рука прижалась к стене с другой стороны от меня, и я оказался в ловушке между ним и стеной.

- Похоже, мне придётся самому уложить тебя в постель, - прошептал он, соблазнительно улыбаясь.

Закрыв глаза, я откинул голову на твёрдую поверхность. Мой разум выбрал именно этот момент, чтобы напомнить мне о снах с участием Джеджуна. Его тело было таким тёплым. Он стоял слишком близко. Наши тела не соприкасались, но одежда – да.

- Хочешь, Чанмин?

Я резко вздохнул - не часто доводиться слышать свое имя из его уст.

- Хочешь, чтобы я уложил тебя в постель?

- Н-нет, - я мысленно обругал себя за дрогнувший голос.

Он тихо рассмеялся, тёплое дыхание коснулось моих губ. Я знал, что должен сделать, и молился, чтобы моя решимость не рассыпалась в пыль, как только я коснусь его. Упершись ладонями в его грудь, я оттолкнул его без особой надежды на успех, однако Джеджун отстранился. Открыв глаза, я увидел его самодовольную улыбку.

- Если в следующий раз ты не хочешь, чтобы я знал, как сильно ты меня хочешь, не возбуждайся так сильно, - сказал он, переводя взгляд на мою ширинку. Ещё раз улыбнувшись, он развернулся и зашагал в направлении ангара. – Отдохни как следует, Техно-бой. Надеюсь не увидеть твоей физиономии на рабочем месте следующие шесть часов.

Я буркнул что-то в ответ и с закрытыми глазами прислонился к стене.

- Чёртова физиология… - пробормотал я себе под нос. Через пару глубоких вздохов, я, наконец, отлепился от стены и пошёл к себе. Неприятно признавать, но Джеджун прав. Мне необходим сон.



Когда шесть часов и две минуты спустя я вернулся в ангар, то попросту остолбенел.

- Только не это! – воскликнул я, отмерев, и быстрыми шагами направляясь к джеджуновскому кораблю.

Половина Джеджуна была скрыта в одном из отсеков двигателя, а вокруг повсюду валялись запчасти.

- Какого чёрта ты творишь?!

Джеджун вынырнул из двигателя, улыбнулся и сдул упавшую на глаза прядь белых волос. Вымазанной в смазке рукой он поправил повязку, удерживающую чёлку.

- Не хотел, чтобы ты терял время, помогаю вот.

- Всё, допомогался! – я был слишком рассержен, чтобы обращать внимание на то, что народ в ангаре глазеет на нас. Вырвав деталь у него из рук, я оттолкнул его в сторону.

- Эй, полегче. Я летаю на этой штуке уже пять лет. Единственный, кто знает её лучше меня – это ты, так что дай мне шанс.

- Я учу тебя, как надо летать, Флай-бой? Нет, не учу. Клянусь, если ты что-нибудь сломал, я…

- ...накажешь меня, Чанмин? – понизив голос, поинтересовался он. – Свяжешь меня и покажешь, как правильно пользоваться твоими инструментами?..

Хорошо, я покраснел.

- Пошёл к чёрту. Давай, проваливай отсюда.

- Вместо того, чтобы ругаться со мной, как дитё малое, не лучше ли заняться вторым двигателем, мм? – тихо спросил он, вздернув брови. Прочие обитатели ангара нас не услышали. Чуть громче он добавил: - Ладно, чёрт с тобой, я прошу прощения! Я должен был спросить разрешения. Я просто хотел помочь, чтобы ты не переутомился, пытаясь подготовить всё к вылету! Вот отстой!

Он надулся и да, это было очаровательно, пусть это и была игра на публику.

- Ну, хорошо, - сдался я. – Но, когда дойдёшь до клапанов, умоляю, не прикасайся к ним!

- Не буду.

Я только головой покачал и пошёл на другую сторону корабля. Хорошо, что тот был достаточно велик, и не мог видеть Джеджуна во время работы. И хорошо, что, работая со «Скользящим», я мог думать только о нём, а не о его пилоте.
Я совершенно потерял счёт времени, как вдруг кто-то шлёпнул меня по заднице, и я подскочил, стукнувшись головой о металл. Грудной смех наполнил отделение, в которое я закопался почти полностью.

- Что тебе, Флай-бой? – эхо разнесло голос по отсеку.

- Подумалось, что ты, должно быть, проголодался, Техно-бой.

В животе заурчало. Я протянул наружу руку:

- Дай мне еду, лучше здесь поем, чем смотреть на тебя лишний раз.

Джеджун рассмеялся, схватил меня за ногу и попытался вытащить из корабля. Я не решился ухватиться за что-нибудь внутри, боясь сломать, так что позволил ему себя вытащить. В итоге я шлёпнулся на собственный зад, а Джеджун маячил где-то сверху, прикрывая рот рукой, чтобы не заржать.

- Заткнись.

- Держи, - он протянул мне бутерброд. – Теперь я понял, почему все в ангаре отговаривали меня от идеи покормить тебя. Ты просто невыносим, когда работаешь.

- А ты невыносим всё время, - огрызнулся я в ответ. Я быстро сжевал свой бутерброд, пробормотав «спасибо», когда он передал мне бутылку воды. Отпив добрую половину, я подобрал упавший гаечный ключ и забрался обратно в корабль.

- Покрытый смазкой, глубоко пробираешься в тесное пространство, - нараспев произнёс Джеджун. – Кажется, я впервые ревную к кораблю.

Я предпочёл это проигнорировать, но через мгновение почувствовал его руку на своей заднице. Моё дыхание сбилось, но я не собирался так просто ему поддаваться. Он полный придурок, и я понимал, что, чем сильнее я буду упорствовать, тем настойчивее он будет приставать. Эта ситуация меня просто убивала, потому что, стоит мне только продемонстрировать свою заинтересованность в нём, он, скорее всего, тут же оставит меня, поигравшись. Именно этого я и хотел - кроме ремонта его корабля я не собирался заводить никаких внештатных отношений. Если же я буду игнорировать его, он так и будет меня домогаться, а я продолжу видеть его в эротических снах и жаждать его прикосновений. А потом он точно придумает что-нибудь новенькое.
Это злило и расстраивало, но вместе с этим волновало и возбуждало.

Джеджун объявил, что закончил, намного раньше меня. Я пробурчал что-то в ответ на его прощание, а потом, прежде чем завершить работу, проверил, не накосячил ли он. Удивительно, но он не накосячил. Аккуратно разложив детали на полу, я составил их описание, после чего снова залез в корабль. У Джеджуна было шесть часов форы, но он работал медленнее. Мне не потребовалось много времени, чтобы сравняться с ним, однако я был вымотан до предела, когда наконец-то ушел из ангара. Дома я принял горячий душ, отмыв кожу от смазки и грязи, после чего упал в постель и впервые за долгое время по-настоящему уснул. На отдых я отвел себе только пару часов: установка новых ускорителей за три дня – это кошмар даже для самых искусных механиков.



Я почти не удивился, обнаружив ожидающего меня Джеджуна в слабо освещённом коридоре на входе в ангар. На нём были просторные брюки и один из его лётных кителей. Волосы по-прежнему удерживала повязка, а на руках были кожаные перчатки без пальцев. Это давало основания надеяться, что в этот раз он не будет ко мне приставать: он выглядел так, словно собирался на встречу.

- Пожалуйста, не разговаривай со мной, пока я не выпью чашку кофе, - на ходу бросил я.

Он схватил меня за руку, на мгновение наши глаза встретились, и я оказался прижатым к ближайшей стене, забыв, как дышать.

- Сегодня помочь я тебе не смогу, - сообщил Джеджун. – У меня назначена куча встреч и собраний, связанных с моей командой.

- Вот чёрт!

Он оказался ещё ближе, прильнув ко мне всем телом. Я вздрогнул, не решаясь открыть глаза, и через секунду почувствовал, как его губы прижались к моей шее.

- Нет, Дже, - я попытался оттолкнуть его. В этот раз он не поддался.

- Почему нет?

- Потому что ты придурок, мне это не нравится!

- А кто сказал, что тот, с кем ты занимаешься сексом, обязательно должен тебе нравиться?

- Да отвали ты! – я сильнее оттолкнул его, но он отстранился ровно настолько, чтобы развернуть меня спиной и опять прижать к стене. Почувствовав вес его тела, я невольно закрыл глаза. Не встречая сопротивления, он пробрался ко мне в штаны и обхватил ладонью мой член. Я невольно застонал. Предательский орган стоял, словно каменный.

- Ты великолепен, Техно-бой. Тебе кто-нибудь об этом говорил?

- Твои сёстры.

Он рассмеялся:

- Хорошо, что я знаю, что это не так, иначе бы рассердился.

У меня назревал серьёзный разговор с собственным телом, так как оно и не подумало сопротивляться, когда Джеджун вытащил мою рубашку из брюк и стянул её через голову. Я заскулил от грубого прикосновения его руки в перчатке к моему члену. Другой рукой он тем временем расстегнул мои брюки и спустил их до колен.

- Тебя нужно подготовить? – прошептал он, осыпая поцелуями мою шею.

Мгновением позже я почувствовал его обнажённую кожу своей. Я двинул бёдрами ему навстречу и застонал от ощущения его твёрдого члена, устроившегося между моих ягодиц.

- Делай то, что собрался, - выдавил я сквозь зубы. – Может тогда ты, наконец-то, от меня отстанешь!

Он куснул мой затылок, провёл языком дорожку до плеча:

- Плохо же ты обо мне думаешь…

- Да. А теперь займись уже делом, или ты забыл, что мы посреди коридора, и нас может увидеть кто угодно?

Кончиками пальцев он пробежался по моей груди и бедрам, после чего прижал их ко входу в моё тело. Я зашипел, когда он попытался пропихнуть их внутрь.

- Уверен, что не нуждаешься в подготовке?

Раздражённо хмыкнув, я сплюнул на собственную ладонь, протянул руку и размазал слюну по его члену.

- А теперь трахни меня уже, тормоз!

Одной рукой он продолжал держать мой член, другой опирался о стену, удерживая своё тело над моим. В его предупреждениях о том, что будет больно, я не нуждался. Я хотел боли. Как только я вцепился зубами в свое предплечье, Джеджун толкнулся в меня, вскрикнув, и тяжело задышал, сдавая назад и снова толкаясь вперед, глубже. Он замер, полностью оказавшись во мне, и я мог только всхлипнуть:

- Давай же, Джеджун!

- Дай мне минутку, - прошептал он, в качестве компенсации продолжая медленно поглаживать мой возбуждённый орган. Его член дёрнулся во мне, и я резко вздохнул, сдерживая стон. Он оставлял укусы на моей шее, свободной рукой изучая моё тело, сжимая соски и скользя выше, к ключицам и шее.

- Хочу попробовать тебя на вкус, - прошептал он. – Вылизать каждый сантиметр…

- Хочу, чтобы ты трахнул меня и оставил в покое! – грубо отозвался я.

Его губы изогнулись в улыбке. Очень медленно он вышел из меня, прежде чем толкнуться обратно. Я застонал, запрокинув голову и закрыв глаза. Боже, как же больно. Его член растягивал меня сильнее, чем я ожидал, я должен был позволить ему подготовить меня.

- Давай же, зараза. Двигайся!

Движения его руки на моём члене ускорились, бёдра качнулись вперёд, и мне пришлось снова укусить себя за руку, чтобы не закричать. Больше он не останавливался, но и не увеличивал темп. Он двигался медленно и сдержанно - совсем не так, как того ожидаешь, когда тебя имеют у стены в общественном месте.

- Джеджун, - заскулил я, пытаясь заставить его ускориться, насаживаясь на его член.

Он только рассмеялся:

- Прости, Техно-бой, но раз уж это единственный раз, когда ты в моём распоряжении, всё будет по-моему. А если тебе хочется грубо и быстро, то тебе придется позволить мне трахнуть тебя ещё разок!

- Господи, ненавижу тебя, - простонал я неверяще.

Он сильнее сжал мой член, и я застонал громче, опираясь о стену. Он ещё больше замедлил движения. Губы снова прижались к моей шее, целуя, кусая и облизывая. Моё дыхание участилось в предчувствии оргазма, который дразнился и играл, совсем как Джеджун со мной.

- Чёрт возьми, - выдавил я. – Чтоб тебя…

Джеджун задрожал, пальцами находя мои соски. Его рука на моём члене ускорилась. Я задался было вопросом, как он умудряется делать три разных вещи с разной скоростью одновременно, как вдруг он вонзил зубы в мою шею и следом за этим засосал кожу в том месте. Сильно. Я откинул голову, давая ему больший доступ, застонал и кончил, забрызгав белым стену напротив.
Опираясь на руки, я попытался прийти в себя. Джеджун снова целовал мою шею, а потом схватился обеими руками за мои бёдра, двигаясь по-прежнему не быстро, но быстрее, чем было в начале. Его рваные вздохи эхом разносились по помещению.

Пожалуй, это самое ненормальное, что я делал в жизни. И, клянусь, мне хотелось сделать это снова. Я двинулся назад, навстречу его толчкам.

- Блядь, Минни, - выдохнул он, дрожа. Он полностью вошёл в меня, прильнув всем телом. Я мысленно проклял его китель, потому что безумно хотел чувствовать его кожу, его грудь, прижимающуюся к моей спине. Резкое дыхание опалило моё ухо. Секунда, и он кончил, сотрясаясь всем телом.

Он прижался губами к моей шее, пока мы восстанавливали дыхание.

- Это точно самое ненормальное, что я когда-либо делал, - пробормотал я.

Он засмеялся и вышел из меня, отстраняясь. Я зашипел и вздрогнул, почувствовав, как он лизнул мои плечи. Зашуршала ткань. Ещё раз поцеловав меня в шею, он бросил:

- Не стой тут долго в таком виде, вдруг кто-нибудь решит этим воспользоваться.

Я усмехнулся, нетвёрдыми руками натягивая штаны.

- Увидимся, Техно-бой.

Я не стал поворачиваться, чтобы смотреть, как он уходит прочь. Непослушными руками я надел рубашку и отправился в противоположную сторону к своей комнате, принять душ. Я надеялся отвлечься работой, но, вполне ожидаемо, был безнадёжно от неё отвлечён, и установка ускорителей не продвинулась настолько, насколько я запланировал. К тому же, я едва мог сидеть. Спустя половину рабочего дня даже непродолжительная неподвижность заставляла меня шипеть и ерзать, пытаясь устроиться поудобнее. Если кто и заметил, у них хватило ума держать рот на замке. Я был не в настроении, и все это понимали.
В очередной раз загнав себя до упаду на работе, я заснул даже не переодевшись.



Утром я ничуть не удивился, обнаружив Джеджуна возле корабля. Удивился я тому, что он протянул мне дымящийся стаканчик с кофе, из которого только что отхлебнул.

- Тебе надо. Не спорь.

- Как знаешь, - я взял стакан, но не смог заставить себя взглянуть на него.

- Мин, я…

- Замолчи ради бога, Флай-бой, - оборвал я. – Я не хочу сейчас об этом.

Он кивнул:

- Ладно, Техно-бой. Позови меня, как закончишь.

Я слушал, как затихают его шаги. Сборка двигателя заняла полдня. Пара человек ассистировали мне, и, когда один из них чуть было не запорол все, над чем мы работали, я почти соблазнился мыслью позвать Джеджуна, но понял, что просто не готов его видеть. Или разговаривать с ним, или находиться рядом и наблюдать, как он склоняется над деталями, как напрягаются его руки в момент установки двигателя на место…
Блядь.

В корабле Джеджуна, кроме него самого, мог находиться только я. Я забирался в кабину, когда нужно было что-нибудь проверить, как сегодня. Наверное, лучше было сразу позвать Джеджуна, но сначала мне хотелось лично убедиться в том, что всё работает. Я завёл двигатели, прислушиваясь к шуму ускорителей. Корабль подо мной завибрировал, и мне вдруг захотелось полетать на нём, но для этого моей квалификации совершенно точно было недостаточно.

Стук по стеклу напугал меня. Выглянув, я увидел Джеджуна, его брови были вопросительно подняты. Я оставил машину включённой, чтобы разогреть двигатели, и открыл люк.

- Неплохой звук, - произнёс Джеджун.

Я кивнул и выбрался из кабины. Он не освободил мне места, и, выбираясь, я задел бедром его плечо.

- Проверил всё, что мог. Дважды. Не дай Бог, я забыл затянуть какой-нибудь винтик, и корабль развалится под тобой прямо в глубоком космосе.

Джеджун улыбнулся:

- Не развалится. Я доверяю тебе и твоему мастерству, Чанмин. Ты лучший специалист.

Я посмотрел ему в глаза и недоверчиво покачал головой:

- С каких это пор?

- А ты думаешь, я любому позволю прикасаться к своему кораблю?

- Ты не особо разборчив в тех, кто прикасается к твоему телу. Почему с кораблём должно быть иначе?

Он нахмурился, но прежде, чем он ответил, я спрыгнул вниз и направился к стене ангара в поисках еды.

Я заставил себя проследить за ним в кабине, глазами специалиста посмотреть на работу клапанов, проверить, не мигает ли где-нибудь сигнальная лампочка, послушать гул двигателей. Только через пару часов, после того, как он улетел тестировать корабль, я разрешил себе думать о Джеджуне. Хотя, собственно, я и не прекращал этого делать.

Я не был уверен, верить ли его словам о том, что я лучший специалист. Ну, то есть, разумеется, я лучший. Это факт. Но он никогда раньше не считал меня таковым. Он всегда относился ко мне, как к подмастерью, или помощнику подмастерья, только и делал, что принижал мои заслуги. Я понятия не имел, почему поддался ему тогда в коридоре. Я не из тех, кто спит с кем попало, мне вовсе не улыбалось быть очередной звездой на его погонах. Я вздохнул и отправился к радио, послушать Джеджуна, который приспосабливался к управлению обновлённым кораблем и тренировался вместе с другими бойцами.

- Ну, парни, - сказал он. – Чанмин снова показал класс. Надеюсь, вы со всех сторон рассмотрели лучший корабль в арсенале Альянса.

Другие пилоты принялись расхваливать свои корабли.

- Простите, ребята. Он лучший из лучших, и вы не поймёте этого, пока не поработает с ним. И, очень жаль, но этого не случится. Он мой!

Я поражённо уставился на радио и подавил внезапное желание разбить его о стену. Я так устал. Мне нужен отдых.

- Скажи Джеджуну, что я пошёл спать, - поручил я какому-то подмастерью. Он кивнул в ответ, и я пошёл к себе.

После короткого и ещё больше утомившего меня душа я забрался в постель и попытался уснуть. Нормально заснуть не удавалось, я просыпался, снова засыпал и опять просыпался. Мысли и видения, связанные с Джеджуном, не оставляли меня ни наяву, ни во сне.

Раздался звонок. Я сел, вздохнул и выругался – оказалось, что это был не будильник, а домофон, что означало, что у меня гость. Я нажал кнопку переговорного устройства у кровати и велел ему проваливать.

- Чанмин, позволь мне войти.

Я раздражённо застонал:

- Если что-то не так с кораблём, я позволю, если нет – проваливай!

- Ну, Минни, ну, пожалуйста!

- Нет.

Я навёл палец на кнопку вызова охраны.

- Дай мне хотя бы 10 минут! Мне скоро улетать!

Точно. Его задание.

Я вздохнул и нажал кнопку, открывающую дверь, но с кровати не встал. Вместо этого я свернулся клубком под одеялом и спрятал голову под подушку. Спина осталась не укрытой, но не почувствовал этого, пока его рука не коснулась моей обнажённой кожи. Вздрогнув и дёрнув на себя покрывало, я попытался прикрыться, но Джеджун перехватил мою руку и поймал мой взгляд. Он был готов к отправлению, снаряжённый для полёта, очки висели на шее.

- Спасибо тебе, - произнёс он. – Что заботился о моём корабле и обо мне, даже не смотря на то, что я относился к тебе как к ничтожеству.

- Работа такая, - буркнул я, отворачиваясь.

- Минни, - заныл Джеджун. – Ну, разве ты не видишь, я пытаюсь быть вежливым!

- Зачем? Чтобы поиметь меня снова? Прибереги это для кого-нибудь более тупого.

- А ты та ещё зараза... И я знаю, я тоже! – тут же добавил он до того, как я произнёс это сам. – Но я очень сожалею…

- О чём?

- Я не знаю. Много о чём. Но сейчас больше всего о том, что мне надо бежать, что я не пришёл раньше, чтобы успеть поговорить с тобой, но я всё откладывал, потому что мне казалось, что ты не хочешь меня видеть, а ты всё равно впустил меня…

Я вздохнул и перекатился на спину:

- Уходи. Ты меня смущаешь.

Он забрался в постель и уселся на меня верхом.

- Чёрт возьми, Джеджун! – я толкнул его.

Он засмеялся и поднял мои руки над головой, прижав их к кровати.

- Всё, чего я прошу, это чтобы ты не сбрасывал мою кандидатуру со счетов окончательно, ладно? Только это!

- Отпусти меня, - я закрыл глаза.

Он выпустил мои запястья и отстранился, надувшись:

- Значит, будешь упрямиться, да?

- Лучше так, чем быть очередным пунктом в списке твоих побед. Слезь с меня. – К моему удивлению, он слез. Некоторое время я смотрел на него, а потом снова отвернулся на бок.

- Не убейся там, - произнёс я. – Тогда и поговорим.

- И это всё, что ты пожелаешь мне на прощание?

- Я - да.

- Для меня это значит больше, чем самые крутые пожелания в мире.

Его губы прижались к моему затылку. Я вздрогнул, когда он погладил меня по обнаженным, не прикрытым одеялом, плечам.

- Я вернусь через пару недель.

Он поднялся, но я так и не обернулся. Послышалось звяканье металла о какую-то поверхность, а потом отворилась и закрылась дверь. Я откинул покрывало, собираясь дать выход своей ярости, но вдруг заметил блеск металла на столе. Подойдя к нему, я осторожно поднял с поверхности идентификационные жетоны Джеджуна. Они были подвешены на серебряную цепочку. Свет отражался от поверхности медленно вращающихся металлических пластинок. Я тяжело сел на кровать, ещё более смущённый и запутавшийся.

Если верить слухам, гуляющим по космопорту, Джеджун никогда никому не отдавал свои жетоны. Да, он спал с первыми встречными. Да, и женщины, и мужчины увивались за ним, но никому не удавалось заполучить его жетоны. Некоторые лётчики пользовались ими, чтобы затащить кого-нибудь в постель - обещали случайным пассиям чуть ли не все звёзды с неба, а на следующее утро забирали жетоны. Но никогда Джеджун так не поступал. Как бы девушки ни просили его отдать им жетоны, но он всегда отказывал. Я даже слышал, как он говорил другому пилоту, что его жетоны – это олицетворение его самого, и он не отдаст их кому попало.

Я выругался и упал на простыни, крепко сжав жетоны в кулаке. У меня есть пара недель, чтобы разобраться со своим разумом, и, похоже, каждый день и каждый час этого времени мне понадобится, чтобы… чёрт возьми!
- Я ненавижу тебя, Ким Джеджун! – прокричал я.

Часть 2.
Джеджун – мудак. Нехитрая мысль стала моей мантрой на то время, пока его не было. Каждый божий день я пытался убедить себя в этом, и с каждым днём всё меньше в это верил. Отметины от поцелуев и укусов, оставшиеся на моей шее, никак не желали пропадать, а этот придурок, ко всему прочему, умудрялся слать мне сообщения из самых тёмных закоулков космоса. И в них были вовсе не признания в любви, а просто всякая чушь. Одно из них гласило: «Надеюсь, твой день прошёл лучше, чем мой». С того сообщения злость на Джеджуна сменилась беспокойством. На базу приходили новостные сводки о битвах и потерях. Лучший друг Джеджуна, Хёнджун, был сбит прямо у него на глазах.

К концу второй недели я превратился в колючий комок нервов и эмоций. Часть меня ждала дня, когда в сводках о понесенных потерях окажется имя Джеджуна.
Когда отряд Джеджуна наконец-то был отозван на базу, я заперся в своей комнате в напряженном ожидании. Его жетоны висели у меня на запястье. Я не надевал их с того самого дня, как он отдал мне их, и сейчас должен был принять окончательное решение. Когда Джеджун приземлится, я в любом случае буду в ангаре - помимо потерянных в битве истребителей, остальной эскадрильи также были нанесены повреждения разной степени тяжести.

Я так крепко сжимал жетоны в кулаке, что имя Джеджуна должно было отпечататься на моей ладони на всю оставшуюся жизнь.
По сигнальному звонку я подскочил с кровати и побежал вниз по коридору, но притормозил в том месте, где мы с Джеджуном впервые занялись сексом.

"Не сбрасывай мою кандидатуру со счетов."

Судя по тому, что я не расплавил его жетоны, использовав их как припой при ремонте других кораблей, с этой задачей я справился.

Гул приземляющихся истребителей наполнил коридоры. Прислонившись к стене, я уставился на стальные пластинки в своей руке. У меня имелись такие же, но я никогда их не носил – они зачастую попадали в механизмы кораблей и могли запросто задушить владельца. Приняв решение, я быстро вернулся в комнату и вынул из ящика свои жетоны. Меня уже вызывали по громкой связи, но я знал наверняка, что Джеджун ещё даже не выбрался из своего корабля. Машинам нужно было время, чтобы остыть после подобных путешествий.

Я побежал обратно, на ходу надевая жетоны Джеджуна. Холодная цепочка легла на шею. Стоило мне только оказаться в ангаре, мои глаза сразу же нашли его корабль, кабину, и, наконец, его глаза. Я улыбнулся, он улыбнулся в ответ, но потом специалист во мне одержал верх, и я намётанным взглядом оценил нанесённый кораблю ущерб. Дыры в фюзеляже, один из двигателей явно работает в половину мощности. Царапины, вмятины, следы гари на крыльях… я вдруг понял, насколько близок Джеджун был к тому, чтобы не вернуться.

Кто-то хлопнул меня по плечу, и я отправился помогать описывать повреждения. После санитарной проверки пилотов люки кораблей были открыты. Сохранив достоинство, я не кинулся к нему и не зацеловал до потери пульса в ту же секунду, а вместо этого дождался, пока он спустится на землю и неторопливо подошёл.

- Какого чёрта ты сотворил с кораблём?!

Он нахмурился, но потом его взгляд скользнул по моей груди и застыл на идентификационных жетонах. Он широко улыбнулся, и я сдерживался изо всех сил, чтобы не улыбнуться в ответ. Вместо этого я скрестил руки на груди и выжидательно уставился на Джеджуна.

- Ну, это… А что поделать, Техно-бой, "Скользящий" пережил лишения и невзгоды битв!.. Но я знаю, что после того, как ты с ним поработаешь, он будет как новенький!

- И когда же твое следующее задание, Флай-бой?

- Не знаю, - он пожал плечами. – Завтра, через неделю… Там… там всё идёт не слишком благополучно, командование пытается переработать нашу стратегию.

- И это значит, что ты будешь день и ночь торчать на встречах и собраниях.

- Ага.

- Корабль будет готов тогда, когда тебе будет нужно.

- Я знаю, - он шагнул ко мне. – А что на счёт тебя?

- А что на счёт меня?

- Будешь ли ты готов, когда мне будет нужно?

Я опустил голову, теребя в пальцах его жетоны. Свои я надел на запястье и поднял руку, демонстрируя их Джеджуну.

- Вопреки моим собственным ожиданиям, - да. Я буду.

Он улыбнулся, и частичка грусти исчезла из его взгляда. Он распутал цепочку и надел мои жетоны себе на шею. В этот момент я решил, что и без того слишком долго находился вдали от него, сделал шаг и обнял его. Он обхватил меня за талию, крепко обнимая в ответ. Я был в курсе о наличии свидетелей, но сейчас мне было безразлично.

- Хёнджун… мне очень жаль, - прошептал я. Его дыхание сбилось на мгновение. - А теперь иди отдыхать, прими душ и поешь нормальной еды, наконец!

- Вот это да, Техно-бой, ты всё-таки заботишься обо мне! – он отстранился с улыбкой.

- К моему глубочайшему сожалению.

Он рассмеялся.

- Иди уже, Флай-бой, - я подтолкнул его в нужном направлении. Вдруг он становился, наклонился и оставил на моих губах нежный поцелуй, шокировав не только меня, но, судя по удивлённым вздохам, и окружающих. Поцелуй оборвался до того, как я успел на него ответить, и следующим, что я увидел, была спина Джеджуна, покидающего ангар, закинув руку на плечо кому-то из знакомых пилотов.

Я встряхнулся, игнорируя улюлюканье и вопросы остальных механиков, и приступил к починке корабля Джеджуна. Через пару часов снова и снова попадавшиеся под руку жетоны пришлось снять. Я не стал убирать их далеко, а просто положил в карман.



По радио объявили, что эскадрилья должна отправиться в очередной рейс меньше, чем через 48 часов. Мысли о сне испарились из моей головы, и я принялся подгонять остальных механиков, чтобы успеть всё подготовить к вылету. О Джеджуне, которому так скоро придётся улетать опять, я старался не думать.

Через пару часов он присоединился ко мне, и мы вместе уставились на кучу железа, бывшую когда-то его кораблем.

- Всё в порядке, Техно-бой?

Я раздражённо вздохнул, но в этот раз не Джеджун был тому причиной:

- Нет. Я понятия не имею, как ты умудрился долететь на этом обратно. Пули превратили двигатель в кашу, а они хотят, чтобы я исправил это за… - я взглянул на часы, - за 42 часа.

- Я долетел обратно благодаря тому, как ты соединил проводку. Благодаря тому, как работает твой мозг. Системы корабля независимы, и я смог долететь даже без чего-то настолько жизненно важного. Другими словами, ты технический гений.

Я фыркнул:

- Это точно была попытка забраться ко мне в штаны!

Он посмеялся, и я позволил ему обнять меня. Цепочка моих же жетонов впилась мне в щёку, когда я уткнулся ему в плечо. Его кожа пахла чистотой и… ванилью? Верно. Ванилью и корицей. Кончиком языка я лизнул его кожу. Он вздрогнул.

- Ты должен спать, - мягко упрекнул он.

- Так что же ты тогда притащил мне кофе, Флай-бой?

- Потому что заранее знал, что спать ты не будешь…

- Мне сейчас и не хочется.

Он чмокнул меня в щёку:

- Ты всё-таки поспи немного, позже, - с этими словами он выпустил меня из объятий.

- Дже? – позвал я, и он обернулся. Я подобрал с земли ручку, которой делал пометки на металле, задрал рукав его куртки повыше и написал код к замку моей комнаты. – Дай мне восемь часов.

Он улыбнулся и кивнул. Я глотнул кофе, провожая его взглядом. День будет долгим…



Что-то взорвалось, я поранил руку об острые детали, для починки всех кораблей не хватало запчастей. Командование чуть не съело меня заживо, когда я сообщил им по телефону, что у меня нет возможности привести в рабочее состояние эскадрилью Джеджуна за такой короткий срок.

- Я не позволю им сражаться на полуживых истребителях, Командир. Им и без этого пришлось несладко. Они должны быть уверены в своих машинах!

Вряд ли его обрадовали эти известия, или то, что я бросил трубку, но я был уставшим, раздражённым и вымотанным, мои руки болели, а сам я был измазан в грязи и копоти. Спотыкаясь, я побрёл в комнату, внезапно совершенно обессилев. Дверь сдвинулась в сторону, и нечётким взглядом я увидел, что кто-то уже находится внутри.

- Припозднился, Техно-бой, - вместо приветствия произнёс Джеджун.

- Твой командир – дебил, - я стянул с себя одежду и пошёл в душ. Несколько минут я стоял под струями воды, не имея сил даже на то, чтобы нормально помыться.

- Ты не против? – раздался позади меня голос Джеджуна, и его прохладная ладонь прошлась вверх-вниз по моей спине. Я вздрогнул, - нет, я был совсем не против. Он намылил мои волосы, потом руки, ноги, грудь и спину. Увидел глубокий порез на руке, нахмурился.

- Твой истребитель укусил меня, - пояснил я.

- Уверен, ты этого заслуживал.

Я улыбнулся и с закрытыми глазами прижался к нему. Выключив воду, Джеджун вытер меня насухо и уложил в постель. Заснул я раньше, чем он успел устроиться рядышком.



Я проснулся, согретый, от того, как он шёпотом звал меня по имени.

- Не знаю, убьёшь ли ты меня за то, что я дал тебе поспать, или за то, что я тебя разбудил, но тебе нужно просыпаться и собираться.

Сонно моргнув, я взглянул на часы.

- Чёрт, Джеджун! – меня как ветром сдуло с кровати. Через две минуты я был одет и готов к выходу. Я планировал проспать часа четыре, но они растянулись до семи.

Джеджун посмеивался, наблюдая, как я ношусь по комнате, пытаясь впихнуть ноги в ботинки.

- Идиот, я должен был быть в ангаре несколько часов назад!

- Ты чудо какой хорошенький, когда спишь, - от такого заявления я споткнулся на ровном месте. Он лежал в постели, опираясь на локоть. Покрывало съехало вниз по телу, открывая взгляду накачанный пресс и часть бёдер. Я едва сдержал стон, осознав, что он ничего не надел после нашего совместного купания, и последние семь часов я провёл, прижимаясь к его тёплому обнажённому телу.
Джеджун заулыбался.

Я быстро подошёл к нему и глубоко поцеловал. Мимолётная мысль о том, что это всего лишь наш второй поцелуй, мелькнула в сознании, но я был уверен, что мы увеличим эту цифру в дальнейшем. Я убедился, что его жетоны всё ещё в моём кармане. Прежде, чем я успел отстраниться, он схватился за край моей футболки:

- Меня не волнует, что ты будешь делать с моим кораблем – я хочу провести с тобой минимум шесть часов до отлёта.

Задрожав в предвкушении, я замаскировал это улыбкой:

- Есть, сэр! – и, дурачась, отсалютовал ему. – Тогда приходи помочь. Чем быстрее мы приведём в порядок твой корабль, тем быстрее ты сможешь привести в беспорядок меня.

- О Боже, это было убого!

- Да, и ты единственный, кто в этом виноват. Скоро увидимся, - я поцеловал его ещё разок, на прощание, и с приятной пустотой в голове вернулся к работе над истребителем.



Спустя восемнадцать часов всё, что я мог сделать для эскадрильи Джеджуна, было сделано, несмотря на его уговоры пойти в постель и многозначительные взгляды других механиков. Всё должно быть в идеальном состоянии. Просто обязано. Хорошо хоть из офиса пришло сообщение об отсрочке вылета – это означало, что у нас с Джеджуном всё же будет немного времени.

- Тебе надо поспать, - он потянул меня за руку.

- Я в порядке.

- Знаю, но, если помнишь, я говорил о шести часах с тобой, а у нас в общей сложности осталось двенадцать. Ты нужен мне как следует отдохнувшим.

- Для секса?! Просто офигенно круто, Джеджун, - я произнёс это чуть громче, чем стоило, и несколько человек в ангаре обернулись в нашу сторону.

- Нет, - улыбнулся он. – Просто хочу, чтобы ты отдохнул. Я волнуюсь за тебя.

- Я тоже за тебя волнуюсь! – я почти закричал. – Всё должно быть идеально. Должно быть, потому что если нет, то… если что-то случится… и ты не вернёшься, то… - меня несло, но я не мог себя остановить. Возможно, мне действительно стоило поспать.

Без лишних слов Джеджун схватил меня за руку и потащил прочь из ангара.

- Всё и так отлично. Можешь перепроверить все ещё раз позже, но сейчас ты настолько устал, что можешь не заметить неисправности.

- Не недооценивай меня, - я попытался вырваться их его захвата на входе в коридор.

Он пригвоздил меня к стене (столь памятной для меня) и потребовал:

- Прекрати пререкаться, - он прильнул ко мне, - я знаю, как пробить твою защиту, Чанмин.

Я закрыл глаза.

- Ну же. Ты устал. Ты весь грязный. Возможно, ты возбуждён, и я знаю, что тебе хотелось бы обнимать меня, пока ты